слова?

Борьба с тошнотой

Не хочется считать, сколько недель я не была в театре (Неявные не считаются), да и в театр не особо хочется тоже. Доброе утро страна, кажется это лучший театральный блог. Человека стало тошнить от театра и он перестал о нем писать и в него соваться. Беспрецедентный случай. 

Внимание, далее я все-таки суюсь в театр и пишу о нем. Или не совсем о нем.

В качестве лекарства от тошноты мне недавно посоветовали «Около». Вообще кто мне только ни советовал «Около», от Елены Георгиевны до случайных попутчиков на «Сквозе». Не то чтобы мне хотелось излечиться, но в качестве эксперимента – почему бы и нет. Ну в общем да, это совершенно удивительная маленькая вселенная, в которую попадаешь с удивительного Вознесенского переулка, на котором я почему-то никогда в жизни не была. Вообще ведь на самом деле удачный театральный опыт – это огромное количество вдруг почему-то удачно сложившихся обстоятельств и возможно даже больше ничего. Ну то есть вот ты проходишь мимо давно и несправедливо покинутого Электротеатра, сворачиваешь с шумной Тверской, тихо радуешься тому, что пережила двадцать третью зиму в России, упираешься в афишу «Русской тоски» и попадаешь в оазис не совсем русской вежливости и сердечности. И вот ты уже морально готов к незамысловатым шлягерам и ностальгическим завываниям под аккомпанемент баяна и хиханьки интеллигентных бабушек, которые видимо забегают в «Около» втихую, отдохнуть от Вахтангова или МХТ. И вот ты уже подпеваешь песням, с половиной из которых ты совсем или почти не знаком, и послушно посмеиваешься, рассуждая про себя о всякой там культурной и генетической памяти. 

Теперь понятно, откуда растут ноги ЦИМовских современных и несовременных концертов. «Русская тоска» это ведь тоже такая машина по производству ностальгии, причем в каком-то смысле даже более сложно устроенная, потому что состоит далеко не только из очевидного и узнаваемого. Есть в этом всем и трогательность, и нелепость, а тоски все равно больше. Честной, без театрального надрыва и эксплуатации примитивных механизмов воздействия. То ли это молчаливая спина в ватнике делает свое дело, то ли просто Наталья Рожкова, талантливо кривляющаяся под Утесова в платье лесной феи – это и впрямь чудо света.

Меня все еще тошнит от театра и от «Около» не меньше: новоприобретенный рефлекс. Но мне было хорошо и счастливо, как бывает хорошо и счастливо только до и после спектаклей (в редких случаях – во время). Такое случается на плохих спектаклях и на хороших, в Гоголь-центре и Трансформаторе, на Богомолове и Волкострелове. Ну то есть вообще не угадаешь, где эта благость и счастье тебя настигнут. Просто иногда улица, фонарь, аптека, афиша на входе, вежливая гардеробщица, случайное слово, колоритный актер, победа над сном, неожиданная мысль, долгие аплодисменты складываются в одно целое, и вот оно, твое удачное путешествие и хорошее настроение и легкая тошнота. И вот ты снова готов продолжать поиски своего идеального спектакля. Потому что кто если не ты.