слова?

Что смотреть в январе, пока Трансформатор занят другими делами?

Мой theatre detox все еще продолжается – никто не выходит живым с майонезно-постельно-похмельной вечеринки под названием новогодние праздники. Если вы оказались в похожей ситуации, но вам не терпится наверстать упущенное, это все еще можно сделать в январе. Я подготовила скромную афишу от Трансформатора (трансформаторки, как меня тут недавно назвали в порыве любви к феминитивам), в которой нет спектаклей Трансформатора, потому что в январе Трансформатор ничего не играет.

В общем начала делать подборку и оказалось, что смотреть в оставшейся нам половине января особо нечего. В целом настроение призывать вас снова забраться под свои одеяла и включить на своих ноутбуках ну, скажем, «Игру» Экмана из библиотеки Вилисова. Но несколько спектаклей из уже виденного и одобренного (10 из 10!) наскрести с горем пополам удалось – потому что советовать то, чего не смотрела, я пока не научилась (если это не спектакли Трансформатора, конечно))). То есть это – внимание – не о премьерах и не о «спектаклях которые должен увидеть каждый». Это о том, что посмотреть, чтобы с большой вероятностью не пожалеть о потраченном времени.

Начну с «Рождества» в Черном зале ЦИМа, которому удивительно везет на хорошие спектакли. Совершенно не рождественская история анонимного автора, жуткая, металлически холодная, безупречно оформленная и еще безупречнее отыгранная. А о безупречных спектаклях, как известно, говорить сложно – тем более в двух словах и убедительно. У нас принято сразу Мамлеева приплетать, если хочешь как-то объяснить интонацию и эстетику, не прибегая к прилагательным, а я вот начала с прилагательных. Потому что сколько можно о Мамлееве?

Продолжу Театром Наций, в котором спряталась жемчужина позднего Богомолова (возможно потому что похожа на всеми любимого раннего) – по-настоящему, а не для вида смешной «Гаргантюа и Пантагрюэль». Тут не мешает актерам, как это часто бывает, Богомолов-автор – философия Рабле наверняка просто максимально близка Богомолову-философу, так что ему почти не пришлось добавлять себя. И шансон, и Роза Хайруллина, и усыпляющие монологи – все здесь уместно, свежо и почти минималистично (возможно потому что на тот момент, когда я смотрела «Гаргантюа», я от Богомолова с его одинаковыми приемами еще не устала).

«Кантград» в Театре.doc – про Кенигсберг-Калининград, город с самой удивительной и грустной историей. Идите смотреть, если вы ничего не знаете об этой истории. Бегите смотреть, если эта история что-то для вас значит. Советские переселенцы в навсегда разрушенном немецком городе, который уже не Кенигсберг, но пока еще не Калининград. Спектакль о том, в каких муках рождался новый город, где вдруг лбами столкнулись две культуры, реальность и безумие, любовь и ненависть, жизнь и смерть. Особенно восприимчивым калининградцам вроде меня захватить с собой упаковку носовых платочков!

Думала, чего бы такого небанального посоветовать в Электротеатре (ну не «Прозу» же с «Тартюфом» в конце концов). Смутно вспомнила, как на какое-то время прописалась на Малой стене в попытках отыскать там, среди неловких работ учеников юханановского МИРа, что-то стоящее. Не знаю, можно ли говорить, что чудо случилось и нашла. Скорее просто – чудо случилось. Именно на «Бунине» случилось мое первое (и возможно последнее?) сильное переживание от чисто драматического эпизода-монолога Татьяны Ухаровой – к сожалению, заключительного. Но он, как это иногда бывает, действительного многого стоил, и скучного, и неловкого. Дайте Бунину с «Буниным» шанс.